Статьи

ЕВРОПЕЙСКАЯ ХРИСТИАНСКАЯ АРХЕОЛОГИЯ НАКАНУНЕ III-ГО ТЫСЯЧЕЛЕТИЯ ПО Р. Х.

Л. Г. ХРУШКОВА

Христианская археология - традиционная область западноевропейского гуманитарного знания, которая изучает материальные и письменные свидетельства христианства раннехристианского периода, который большинство западных авторов отождествляет с позднеантичным (II до VII вв.) (1). Почти полтора столетия - такой путь прошла христианская археология как отрасль исторической науки. В последние десятилетия сформировался новый облик этой дисциплины, с которым она войдет в третье тысячелетие нашей эры. Постоянно умножается число публикаций, авторы которых, каждый со своих позиций, стремятся определить сущность христианской археологии и ее современные черты (2). Об этом шла речь и на двух последних международных конгрессах по христианской археологии, в Бонне в 1991 и в Сплите в 1994 г. (3). Наконец, мы можем судить об этом по изучению самих памятников, и вновь открытых, и тех, исследование которых продолжается не один десяток лет.

Это может показаться странным, но полной и связной истории европейской христианской археологии пока нет. Важный новый труд - книга о. Уильяма Френда "Археология раннего христианства. История" (4). Интересно то, что она вышла не из среды "римской школы", на почве которой христианская археология сформировалась, и не из кругов немецких эрудитов, перу которых принадлежит немало обобщающих работ и компендиумов. Ее автор - не археолог, а богослов, профессор университета в Глазго. Другая особенность книги У. Френда достаточно традиционна: в ней исследованию раннехристианских памятников в странах Восточной Европы уделено явно недостаточное внимание, о русской же научной школе почти ничего не сказано. Тем не менее, это, безусловно, серьезный и ценный труд.

В конце своей книги Френд характеризует современное состояние христианской археологии как "ящик Пандоры", имея в виду стремительно увеличивающееся число раскопок в разных странах мира. Действительно, постоянное расширение поля своей деятельности - одна из характерных черт христианской археологии наших дней. Она давно уже перестала быть только "римской школой". Сейчас она охватывает весь раннехристианский мир, от Ирана до Ирландии, и сферы христианской археологии и византинистики трудно разграничить, часто они переплетаются. Эта тенденция проявилась уже после второй мировой войны, начиная с У-го Международного конгресса по христианской археологии. И здесь нужно назвать имя ученика Н. П. Кондакова и Д. В. Айналова А. Н. Грабара, чья деятельность в равной мере принадлежит и русской и французской научной традиции (5). Одна из главных тем этого конгресса, которую предложил Грабар - раннехристианские баптистерии. Доклады на эту тему показали многообразие и единство раннехристианского мира на Западе и на Востоке. Корпус баптистериев, который издал ученик А. Н. Грабара А. Хачатрян, долгое время был необходимым рабочим инструментом для всех работающих в этой области (6).

Недавние примеры еще более показательны. Главная тема XII-го конгрессе в Бонне (1991) - паломничества, естественно, побудили многих докладчиков обратиться к памятникам христианского Востока и, прежде всего, Святой Земли. Впервые в истории проведения международных конгрессов по христианской археологии восточная тематика преобладала над традиционной, римской (7).

Мы можем сопоставить также первый и последний конгрессы, которые оба состоялись в Сплите с промежутком ровно в столетие. На Первом конгрессе (1894) преобладала тематика латиноязычного Запада. Доклады, связанные с христианском Востоком, были исключением, один из них сделал представитель России П. Сырку. А организаторы последнего, XIII-го, конгресса избрали в качестве одной из главных тем эпоху Юстиниана, при этом во многих докладах говорилось не только о религиозных памятниках, но о фортификации, керамике, проблемах урбанизма и т. п. Здесь, безусловно, нашло свое отражение стремление современной христианской археологии изучать жизнь эпохи во всей ее полноте. Таким образом, византийская археология, отделившись от христианской археологии, с одной стороны, за последние два десятилетия нашла (или находит) свой собственный дисциплинарный статут, с другой - христианская археология, в своих хронологических рамках, охватывает весь раннехристианский мир.

Еще одна характерная черта: широкие масштабы полевых исследований делают христианскую археологию все более "археологичной" stricto sensu, стратиграфической. Не случайно Ф. Пергола, профессор Понтификального института христианской археологии и деятельный защитник традиционных ценностей "римской школы", в своем выступлении на XII-ом Международном конгрессе по христианской археологии подчеркнул, что он испытывает "голод по археологии конкретности, археологии повседневности", которая должна уделять больше внимания "данным стратиграфии, изучению памятников, жилища, кладки, организации пространства" (8), - тому, что в западной терминологии обозначается понятием "материальная культура". Подобный подход сформулировал и П.-А. Феврье в своем выступлении на XI конгрессе по христианской археологии: "Новое намерение археологии - исследовать во всей полноте возможные подходы к материальному миру. Нужно ли отделять христианскую археологию от всего остального? И другой вопрос: возможно ли это?" (9).

Полевая археология всюду приносит множество новых открытий. Это относится и к Риму, который, казалось бы, уже так хорошо изучен. Здесь можно упомянуть на недавнее открытие большой "цирковидной" базилики константиновской эпохи в комплексе катакомб св. Калликста (10).

Последнее время христианская археология особое внимание обращает на методику раскрытия и фиксации памятника. Это, впрочем, равным образом можно отнести к византийской археологии. Многим запомнились полные тревоги слова А. Гийу, которые он произнес на XVI Международном конгрессе византинистов: "Стратиграфическая археология почти игнорируется византинистами. И мы должны испустить крик тревоги, видя разрушение самых известных археологических памятников" (11). В более мягких выражениях о том же сказал и П.-А. Феврье: "Читая последние публикации и даже археологические отчеты, мне кажется, что мы еще далеки от мастерства, о котором я мечтаю" (12).

Здесь уместно сказать о том, что российская исследовательская традиция всегда целенаправленно развивала полевую стратиграфическую археологию и изучение материальной культуры. В частности, всем известны достижения ленинградско-петербургской школы архитектурной археологии в области исследования памятников церковного зодчества. В особенности это касается скрупулезного внимания к вопросам стратиграфии и замечательной точности фиксации раскрытых остатков, вплоть до фундаментных рвов, - как раз на недостаток этого нередко сетуют наши западные коллеги.

Хронология остается одной из ключевых проблем. Как известно, огромное большинство раннехристианских памятников датировано лишь приблизительно. И здесь вопросы метода, вопросы критериев хронологической классификации приобретают особую важность. В частности, это касается метода художественного анализа, который в рамках римской школы стал применяться с некоторым с опозданием (в сравнении с немецкой школой), только после второй мировой войны. В последнее время, когда реставрация памятников Рима приобрела исключительный размах, новые данные, полученные в ходе этих работ, успешно используются для уточнения хронологии. Это относится и к самым известным памятникам, изучение которых длится столько же времени, сколько существует сама христианская археология. Примером может служить новая (причем несколько более поздняя - и это тоже знак времени) датировка знаменитого изображения Богоматери с младенцем из катакомбы св. Прискиллы, которую считают древнейшим изображением Богоматери в христианском искусстве (13). Реставрационные работы в других катакомбах, в частности, свв. Петра и Маркеллина ("У двух лавров") тоже принесли важные данные об этом крупном комплексе (14).

Отмечу и то, что новое поколение научных изданий о катакомбах отражает общую тенденцию археологической науки - стремление систематизировать обширную накопленную информацию в удобной форме каталогов, сводов. Это, прежде всего, касается серии Каталогов живописи катакомб, цель которых - представить читателю наиболее полную документацию и исчерпывающую историю изучению памятников. Эта серия издается совместно Понтификальным институтом по христианской археологии и Немецким археологическим институтом. В этих превосходных по уровню полиграфии книгах издана живопись римских катакомб свв. Петра и Маркеллина, "Коммодиллы" и анонимной катакомбы на Виа Анапо (15). Новый, недоступный ранее, уровень точности обмерной документации в этих изданиях обеспечен методом фотограмметрии, который успешно применяется в современных архитектурно-археологических исследованиях, в частности, при изучении памятников Константинополя.

Несомненно, христианская археология становится все более открытой. Свою роль в этом сыграли и политические перемены в Европе. Российские специалисты получили, наконец, возможность свободно путешествовать и осматривать памятники и музеи Рима, Равенны, Константинополя и других прославленных городов, они стали принимать более активное участие в научной жизни Европы, в том числе и в международных конгрессах по христианской археологии. Замечу, что русские археологи возобновили свое участие в этих конгрессах с перерывом в почти 90 лет. О том. Что русская научная школа второй пол. XIX - нач. XX в. внесла важный вклад в развитие археологической науки, в Европе, кажется, стали забывать (16). Эта тема заслуживает специального внимания (17). О переменах последних лет говорил представитель французской школы Н. Дюваль в своем полемическом выступлении на Боннском конгрессе. Он отметил, что Инициативный комитет по подготовке очередного конгресса, который состоит обычно из профессоров Понтификального института христианской археологии и иностранных научных учреждений в Риме, мог бы быть расширен за счет представителей других стран (18).

Говоря о современном этапе развития христианской археологии, нельзя не сказать о спорах по поводу самого названия дисциплины. Например, Н. Дюваль считает, что само понятие "христианская археология" было бы лучше заменить термином "поздняя античность" (эту идею еще раньше высказывал А.-И. Марру), поскольку сейчас эта дисциплина изучает не только христианство, но позднеантичную культуру в целом и все многообразие религиозной жизни той эпохи. Я не думаю, что идея смены названия дисциплины найдет всеобщую поддержку, однако в рамках опыта французской школы журнал "Поздняя античность", который стал издавать Н. Дюваль и его коллеги, имеет успех. Немецкая (католическая) научная традиция, где принципиальным всегда было изучение "античности и христианства" как целостного исторического явления, к понятию "античность" всегда относится с особым вниманием. Лучше всего это показывает деятельность Дэльгер-Институт по изучению поздней античности Боннского университета, издающий известную "Энциклопедию античности и христианства" и журнал под тем же названием, которые охватывают период до VI-VII вв.

Сегодня христианская археология стремится расширить свои традиционные хронологические рамки, включив в поле исследований не только позднюю античность, но и раннее средневековье. Эта инициатива принадлежала представителям старшего поколения римской школы (о. У. Фазола, П. Тестини, В. Саксер и др.), которые в начале 80-х годов организовали римские семинары по христианской археологии, дав им подзаголовок "Археология и культура поздней античности и раннего средневековья". Это название отражает реальное положение вещей, и семинары работают очень активно, объединяя широкий круг участников из разных стран (19).

В числе основных принципов христианской археологии по-прежнему остается многосторонний или, пользуясь словом Ш. Пьетри, "плюридисциплинарный" подход (20). Об этом постоянно говорят все, но также хорошо все знают, как трудно этого добиться. В частности, Тестини справедливо отмечал, что часто исследования памятников христианской античности "страдают от дихотомии: либо анализ иконографический, либо иконологический" (21). Широкий междисциплинарный метод всегда останется основным со времен "отца-основателя" христианской археологии Дж.Б. де Росси, но очевидно, что акценты смещаются от ранее приоритетного филологического подхода в сторону полевой археологии. То же самое происходит и в византийской археологии.

Есть изменения и в исследовании корпуса христианских письменных источников, которые рассматриваются под новым углом зрения. Например, Понтификальный институт христианкой археологии издает серию трудов под названием "патристическая археология", в которой труды отцов церкви исследуются как источник по истории культуры и повседневной жизни людей той эпохи. Последний, Х-ый, том этой серии, вышедший в 1996 г., посвящен трудам Григория Нисского (22).

И еще один важный вопрос. В наше время изменились взаимоотношения христианской археологии и церкви. В далекое прошлое ушла эпоха Индекса запрещенных книг. Христианская археология давно уже не является церковно-апологетической дисциплиной, это отрасль исторической науки, которая изучает общество на переходе от античности к средневековью во всей его "человеческой полноте", "не забывая ни Венеру, ни Христа, ни базилик, ни домов самых простых или самых роскошных..." (23).

Проф., д. и. н. Л. Г. Хрушкова, кафедра религиоведения.

Декабрь 1998.


Примечание

Доклад на эту тему был сделан мною на Второй всероссийской церковно-археологической конференции, посвященной 150-летию со дня рождения Н. В. Покровского (1848-1917), состоявшейся в С.-Петербурге 1-3 ноября 1998 г., опубликованы тезисы: Хрушкова Л. Г. Новые тенденции в европейской христианской археологии // Церковная археология. Вып. 4. С.-Петербург, 1998. С. 308-315. Работа над этой темой ведется в рамках проекта Российского гуманитарного научного фонда (№98-01-00126). Благодаря поддержке Католического комитета по культурному сотрудничеству и фонду "Немецкое научное сотрудничество" (Deutscheforschungsgemeinschaft), я имела возможность работать в библиотеках Понтификального института христианской археологии (Рим) в 1996 и 1997 гг. и Ф. И. Дэльгер-Института по изучению поздней античности Боннского университета в 1994-95 и 1998 гг.

1. О некоторых основных публикациях см.: Хрушкова Л. Г. Европейская христианская археология: развитие и метод // Церковная археология. Материалы Первой Всероссийской конференции. Псков, 20-24 ноября 1995 г. Санкт-Петербург-Псков, 1995. С. 38-39.

2. Testini P. L' "archeologia cristiana" quale disciplina oggi? // Atti del V Congresso Nazionale di Archeologia cristiana. Torino-Valle di Susa-Cuneo-Asti, valle d'Aosta-Novara, 22-29 sett. 1979. I. Viella, Roma, 1982. P.17-35. Fevrier P.-A. Une archeologie chretienne pour 1986 // Actes du XI-e Congres international d'Archeologie Chretienne. Lyon-Aoste, 21-28 sept. 1986. V. I. Rome, 1989. P. LXXXV-XCIX. Сен-Рок Патрик. Христианская археология на Западе сегодня // Российская археология,1998, №1. C. 202-206. Saint-Roch P. Il Pontificio Istituto di Archeologia Cristiana // Forma Urbis, 1997, II, 3. P. 35-39. Pergola Ph. Un'archeologia cristiana per il 2000 // I Congresso Nazionale di archeologia medievale. Pisa, 29-31 maggio 1997, Ed. Аll'Insegna del Giglio, 1997. P. 16-19. Saxer V. Cents ans d'archeologie chretienne. La contribution des archeologue romains a l'elaboration d'une science autonome // Acta XIII Congressus internationalis archaeologiae christianae, Split-Porec, 25.9.-1.10.1994 (Studi di antichita christiana LIV. Vjesnik za arheologiju i historiju dalmatinsku Supl. V. 87) I. Citta del Vaticano-Split, 1998. P. 115-162.

3. Хрушкова Л. Г. О Международных конгрессах по христианской археологии // Российская археология, 1998, №1. С. 207-214.

4. Frend W. H. C. The Archaeology of Early Christianity. A History. Bodmin, Cornwall, 1966.

5. Хрушкова Л. Г. Грабар и христианская археология // Искусство Византии и Древней Руси. К 100-летию со дня рождения А. Н. Грабара. Сб. Трудов Международной конференции. Москва, 24-26 сент. 1966. Ред. Э. С. Смирнова. В печати.

6. Khatchatrian A. Les baptisteres paleochretiens. Plans, notices et bibliographie. Paris, 1962. Idem. Origine et typologie des baptisteres paleochretiens. Mulhouse, 1982. Лишь недавно появился новый корпус баптистериев, который в полной мере учитывает труды А. Хачатряна: Ristow S. Fruhchristliche Baptisterien (Jahrbuch fur Antike und Christentum, Erganzungband 27), Aschendorff, Munster, 1998.

7. Более подробно см. в моей рецензии на: Akten des XII internationalen Kongresses fur christliche Archaologie. Bonn 22-28 Sept. 1991. T. 2. Citta del Vaticano-Munster, 1995 (Studi di Antichita Cristiana, LII, Jahrbuch fur Antike und Christentum, Erganzungsband 20,1) // Византинороссика, 1998, т. 2. С. 204-210.

8. Pergola Ph. Un discours // Akten des XII internationalen Kongresses..., T.1, P. LIII-LIV.

9. Fevrier P.-A. Op. cit., p. XCIV.

10. Fiocchi Nicolai V. La nuova basilica paleocristiana "circiforme" della via Ardeatina // Via Appia. Sulle ruine della magnificenza antica. Fondazione Memmo, Roma, 1997. P. 78-83..

11. Guillou A. Technology // XVI internationalen Byzantinistenkongress. Wien, 4-9 October 1981. Akten, I/1 (Jahrbuch der Osterreichischen Byzantinistik, 1982, Bd. 31/1). P. 19.

12. Fevrier P.-A. Op. cit. P. XCI.

13. Bisconti F. La Madonna di Priscilla: interventi di restauro ed ipotesi sulla dinamica decorativa // Rivista di Archeologia Cristiana, 1996, LXXII, 1-2. P. 7-34.

14. Giuliani R. Il restauro del cubicolo detto "delle stagioni" nella catacomba dei SS. Marcellino e Pietro sulla Via Labicana // Rivista di Archeologia Cristiana, 1996, LXXII, 1-2. P. 35-64.

Более подробно об этой серии см. в моей рецензии на: Deckers J. G., Mietke G., Weiland A. Die Katakombe "Commodilla". Repertorium der Malereien mit einem Beitrag zu Geschichte und Topographie von C. Carletti. Bd. 3. Citta del Vaticano, 1994 (Roma Sotterranea Cristiana X) // Византинороссика, т. 2. С. 198-201.

Довольно типичный случай: Книга Э. Дзанини о византийской археологии. Где о русской традиции византиноведения не сказано ничего: Zanini E. Introduzione all'archeologia cristiana. Roma, 1994 (см. мою рецензию в: Византинороссика, т. 2. С. 191-198).

17. Khrouchkova L. G. De Rossi, fondateur de l'archeologie chretienne, et Kondakov, fondateur de l'histoire de l'art byzantin: deux traditions scientifiques // Acta XIII Congressus internationali archaeologiae christianae...P. 373-380.

18. Duval N. Un discours // Akten des XII internationalen Kongresses..., p. XXXVII.

19. Pergola Ph. (a cura di). Seminari di archeologia cristiana (archeologia e cultura della tarda antichita e del'alto medioevo). Resoconto delle sedute dell'A. A. 1994-1995 // Rivista di Archeologia Cristiana, 1996, LXXII, 1-2. P. 371-418.

20. Pietri Ch. Un discours // Actes du XI-e Congres international d'Archeologie Chretienne, v. I..., p. LII.

21. Testini P. Op. cit. P. 26.

22. Drobner H. R. Archaeologia Patristica. Die Schriften der Kirchenvater als Quellen der Archaologie und Kulturgeschichte: Gregor von Nyssa, Homiliae in Ecclesiasten (Sussidi allo studio delle Antichita Cristiane X). Citta del Vaticano, 1996 (о целях и методе c. 1-5).

23. Fevrier P.-A. Op. cit. P. XCIX.