Статьи

АНТРОПОСИСТЕМА: ЧЕЛОВЕК И КОЛЛЕКТИВ

Г.Г. Ершова

Доклад был прочитан на конференции "Развитие цивилизации и Новый Свет: первые Кнорозовские чтения" (РГГУ, 20-21 октября 1999 года) Как известно, антропология в качестве системы научных дисциплин сформировалась в западной версии пострелигиозной картины мира в XIX в. Насколько же новой оказалась эта дисциплина? Если обратиться к этапности формирования человеком (а никто более в этом процессе никогда не участвовал) картины мира, то самым ранним вариантом, относящимся к периоду возникновения homo sapiens, предстает именно антропоцентричный вариант, где человек является тем неким абсолютом, свойства и характеристики которого переносятся на окружающий мир.( 1 34. Ершова Г.Г. Восприятие пространства и времени.// Системные исследования взаимосвязи древних культур Сибири и Северной Америки. Вып. 3., Спб., 1996 1 Тейяр де Шарден П. Феномен человека. М.,1987, с.175. 1 Sperry R.W. Cerebral dominance in perception //Early experience and visual infprmation processing in perceptual and reading disorders. Washington: Nat.Acad.Sci.,1970. 1 Доброхотова Т.А., Брагина Н.Н. Проблема функциональной асимметрии мозга. // Вопросы философии. 1977. №2. 1 Геодакян В.А. Асинхронная асимметрия (половая и латеральная дифференциация - следствие асинхронной эволюции). // Журнал высшей нервной деятельности, 1993, том. 43, вып.3. 1 Аршавский В.В. Межполушарная асимметрия в системе поисковой активности. К проблеме адаптации человека в приполярных районах северо-востока СССР. Владивосток, 1988. Аршавский В.В.. Популяционные механизмы формирования полиморфизма межполушарной асимметрии мозга человека. // Мир психологии. 1999, №1. 1 За это открытие С.Альтману и Т.Чеку в 1989 г была присуждена Нобелевская премия. 1 Кнорозов Ю.В. К вопросу о классификации сигнализации. /В сбор. Основные проблемы африканистики. М., 1973. ) Причем этот перенос касается как внешних признаков, так и абстрактных понятий и категорий. Результатом подобного подхода стало "примитивно-холистическое" восприятие мира, все компоненты которого составляют единое целое и управляются по единым законам. Именно такой подход был унаследован и сведен в некую описательную систему ранними религиозными картинами мира. Начало отделения науки от религии приходится на конец Античности, совпадая с процессом индивидуализации человека как познаваемого объекта. Вкладом развитых религиозный систем, и прежде всего христианства, в создание картины мира стало, с одной стороны (идеологической), поддержание тезиса о нетварной гармонии, а с другой (практической познавательной) расчленение мира на тварные объекты, среди которых и оказался человек. Завершение этого этапа развития научного знания под доминантой религиозной картины мира завершилось к XVIII веку, когда Дж. Вико окончательно обозначил разницу между религией, историей, мифологией и философией. В XIX в. дарвинизм открыл новый этап в изучении человека и первые антропологи (Э.Б. Тейлор, Л.Г. Морган, Ф. Энгельс, Дж. Фрезер и др.) путем сравнительного метода строили эволюционную прямую, пытаясь выявить некоторые общие для развивающихся человеческих коллективов признаки. Этими "главными", с их точки зрения, признаками становились культура, способ производства, система родства и т.д. XX в. принес все более дробное членение научных знаний, многосторонность в изучении феномена человека. По словам Тейяра де Шардена, "почти неисправимо субъект и объект стремились отделиться друг от друга в акте познания".(Тейяр де Шарден П. Феномен человека. М.,1987, с.175.)

Как известно, в начале XX в. ряд антропологов отказались от эволюционизма, поскольку не смогли на материалах современной им науки выделить того компонента, который логичным образом выстраивал схему развития интеллекта человека и соединить его со схемой исторического развития. Б. Малиновский, Р. Бенедикт переориентировали свои исследования на анализ внутренней структуры культуры в качестве главной характеристики коллектива. А. Радклиф-Браун вновь обратился к методам естествознания, подойдя к формулировке понятия динамической социальной системы, и ввел понятие функции, определив ее как "способ существования структуры". Однако рассматривал он структуру не целой системы, а вновь лишь отдельных ее компонентов-подсистем (культуры, социальных институтов) в основном ранних обществ, что соответствовало традиционным принципам антропологии. К. Леви-Стросс, вернувшись к структуре культуры, предложил свой метод анализа модели мира, опираясь на описательные лингвистические схемы бинарных оппозиций. Но даже обращение к особенностям ментальности в психологическом понимании этого термина не позволило антропологии выйти за пределы локальных внутрисистемных проблем. Тем самым западная антропология замкнула круг, так и не выйдя на общесистемный уровень, создав одновременно такие плодотворные научные направления как культурная, социальная, философская антропология, этнология, социология и т.д. Попытки принципиально нового подхода к пониманию цивилизационных процессов с точки зрения палеопсихологии обозначились к концу 60-х годов, когда Р. Сперри (Sperry R.W. Cerebral dominance in perception //Early experience and visual infprmation processing in perceptual and reading disorders. Washington: Nat.Acad.Sci.,1970.) был открыт феномен функциональной асимметрии головного мозга человека (Ж.Пиаже, А. Маршак, Б.А. Фролов Т. Винн, В.П. Алексеев). Однако для этих исследователей (как и для Леви-Стросса) принцип сочетания "бинарных оппозиций" или точнее говоря простого двоичного кода из равнозначных компонентов в качестве схемы построения структуры, с законом рекапитуляции Геккеля оказался недостаточным для перехода к решению проблемы самоорганизации антропосистемы в целом и выявлению закономерностей цивилизационных процессов. Для реализации этой задачи не доставало современного состояния знаний о функциональной асимметрии головного мозга (Доброхотова Т.А., Брагина Н.Н. Проблема функциональной асимметрии мозга. // Вопросы философии. 1977. №2.), теории полового дихрономорфизма В.А. Геодакяна (Геодакян В.А. Асинхронная асимметрия (половая и латеральная дифференциация - следствие асинхронной эволюции). // Журнал высшей нервной деятельности, 1993, том. 43, вып.3.), концепции поисковой активности В.В. Аршавского (Аршавский В.В. Межполушарная асимметрия в системе поисковой активности. К проблеме адаптации человека в приполярных районах северо-востока СССР. Владивосток, 1988. Аршавский В.В.. Популяционные механизмы формирования полиморфизма межполушарной асимметрии мозга человека. // Мир психологии. 1999, №1.), и открытия С. Альтманом и Т. Чеком каталитической функции РНК, когда активный центр фермента предстает в виде "щели" или "полости", образованной макромолекулой белка и тем самым катализатором протекания процессов в живой системе становится пространственная среда. (За это открытие С.Альтману и Т.Чеку в 1989 г была присуждена Нобелевская премия.) В статье "К вопросу о классификации сигнализации" (Кнорозов Ю.В. К вопросу о классификации сигнализации. /В сбор. Основные проблемы африканистики. М., 1973) Ю.В.Кнорозов сформулировал основные положения теории системного подхода к человеческому объединению. Он определил принципиально важные характеристики данной саморазвивающейся системы высшего порядка, исходя из наличия некой "универсальной системы", действующей во Вселенной и включающей все системы живой и неживой природы. При этом свойства высшей системы не тождественны свойствам, составляющих систему единиц. Причем этапы развития этой системы находятся в некой зависимости от развития функций полушарий головного мозга. Развивая предложенные в последние два десятилетия теоретические положения, можно предложить некую модель антропосистемы, основанную, на универсальном законе симметрично-асимметричной организации систем. Антропосистему представляет человечество земли в целом. Составлй территории, формируются более сложные социальные и территориальные образования. Как известно, именно средовой компонент (будь то жилье или территория) являются основным объектом защиты со стороны социума и разрабатываемых ею правовых норм. Да и сама история, по сути, является процессом перераспределения территориальных владений.

В антропосистему интегрированы как дисперсные мелкие био-социальные образования, так и сложные государственные и межгосударственные подсистемы. В целом антропосистема прогрессивно развивается - т.е. усложняется в своей структуре, обеспечивая наиболее комфортное и продуктивное существование человеку. Формальным признаком прогресса (т.е. того, ради чего развивается антропосистема) является состояние человека: уменьшение "основного обмена" (расхода энергии организмом при относительном покое), увеличение продолжительности жизни, воспроизводство и выживаемость полноценного потомства, манипулирование бoльшими объемами информации, повышением отдачи поисковой активности.

Возникновение нового прогрессивного цивилизационного признака не происходит синхронно во всех социумах, а только в каком-либо одном или даже нескольких, но параллельно и независимо. Если он оказывается положительным - т.е. приводит к укреплению стабильности системы (экстенсивно или интенсивно) - то закрепляется, постепенно становясь доминантным в регионе. Отсюда определяется различная динамика и временные характеристики в развитии культур и цивилизаций. Когда этот же признак начинает функционировать у все большего количества подсистем, то меняются параметры антропосистемы в целом, но это еще не означает, что все подсистемы в обязательном порядке должны достичь "финального" уровня. Лидерство цивилизационной динамики не является абсолютным приоритетом той или иной подсистемы, а, как показывает историческое развитие, перемещается из региона в регион (Египет, Средиземноморье, Западная Европа, США, Япония), переходя в другую подсистему, находящуюся в определенном (чаще всего опосредованном) культурном контакте с предыдущей. При этом в условии доминантности дисперсных подсистем цивилизационные прогрессивные очаги могли возникать независимо друг от друга: западный, восточный, американский. При этом более продвинутая подсистема как правило включает в себя синхронно сосуществующие менее сложные образования разных уровней (но не менее общины), которые способны соседствовать относительно независимо, модифицироваться, развиваться, интегрироваться в другие образования, а также паразитировать внутри своей надсистемы. Разрушение стабильности подсистемы любого уровня может привести к ее временной деградации или дезинтеграции на составные элементы, способные реинтегрироваться в иные надсистемы (как, например, наблюдается при распаде СССР). Общим механизмом, который организует и вместе с тем заставляет изменяться неорганический и органический мир, биосферу, и, главное в данном контексте, антропосистему является взаимопровоцирующее действие асимметричных функций (сохранения и изменения) саморазвивающегося объекта, выражающееся в постоянной смене взаимозависимых форм функциональной асимметрии и морфологической (структурной) симметрии, имеющих в каждой системе и подсистеме собственное выражение. Проблема симметрично-асимметричной организации имеет прямое отношение и к наиболее сложной познаваемой живой системе - антропосистеме, которая является саморазвивающейся системой, и к которой лишь в определенных случаях применимы основные законы равновесных систем (энтропии и т.д.), поскольку они не отражают фактора динамического развития. Помимо хорошо известной и общепринятой двоичности мироустройства, вводится категория третьего, неравноизмеримого, но обязательного параметра - средового - который является условием катализа процессов, происходящих в живых системах и имеет специфическое выражение в антропосистеме. На антропосистему оказывается двойное влияние. Первое осуществляется через головной мозг человека и является системообразующим константным (общее устройство космоса, охватывающее единым образом всю антропосистему и обеспечивающее единый эволюционный путь развития). Второе действует в основном на уровне составляющих подсистем (этнических, государственных, политических, религиозных образований) и является системоизменяющим переменным, (средовое - природно-экологическое и антропогенное). Антропосистема предусматривает специфический вид деятельности - артефактную (целевую искусственную), которая также становится самостоятельной системой, развивающейся по той же троичной схеме, формируя атрефактно-информационное пространство, совмещаемое с территориальным пространством, максимальная форма выражения которого на данном этапе - геопространство. Действие сохраняюще-изменяющего принципа развития можно рассмотреть на каждом из компонентов прилагаемой схемы (как одномоментно, так и в историческом развитии): от мозга человека до психологии индивидуального и коллективного поведения; от изготовления первых артефактов до формирования поселенческих и государственных образований; от социо-репродуктивных групп до политических объединений; соотношение системосохраняющих и системоизменяющих функций в биноме общество-власть; определение роли личности и ее индивидуальной социальной функции; возрастная биосоциальная асимметрия, половая биосоциальная асимметрия; смена научных парадигм как совершенствование (упрощение) картины мира; эволюция и специфика функций информационного пространства (от сохраняющей к изменяющей). Таким образом, под антропосистемой понимается: фрагмент мироздания, саморазвивающаяся открытая подсистема, сформированная в процессе развития живой природы и эволюции homo sapiens, обладающая общими системными признаками фрактальности и существующей в условиях катализно-ингибиторного пространственного компонента двоичности. Антропосистема отличается от прочих целевым воздействием на окружающую действительность, артефактной организацией территориального пространства и наличием специфического развивающегося информационного пространства. Устойчивость АС не одномоментна - она заложена в схему саморазвития и зависит как от внешних переменных: эколого-природной среды, так и внутренних антропогенных факторов. Эта поэтапно усложняющаяся система реализует инстинкт самосохранения человека и обеспечивает выживание социума за счет постоянного движения саморазвития. При этом уровень противостояния антропосистемы окружающей среде находится в прямой зависимости от состояния актуальной модели мира. Однако человек, создавая для выживания сложную антропосистему, тем самым становится ее "заложником", поскольку он является единственным в биологии видом, где полноценность особи зависит не только от здорового генотипа, но и обязательного специфического фенотипа, формируемого исключительно в среде себе подобных. Сама антропосистема может развиваться, только воспроизводя в каждом новом поколении весь объем имеющихся знаний на момент формирования этого поколения. Исторический процесс отражает предлагаемую схему саморазвития антропосистемы, логически сочетая не только модели эволюционного прогресса, но и регрессивные процессы, которые отнюдь не противоречат общей схеме развития. Сочетание системосохраняющих и системоизменяющих функциональных признаков конкретного государственного образования как части антропосистемы определяет жизнеспособность данного образования и тенденции его развития, стагнации, умирания или возврата на предыдущий уровень. Очевидно, что усложнение единой антропосистемы идет по пути все большего возникновения промежуточных подсистем между "конечными пунктами", связи между которыми развиваются не только вертикально, но и горизонтально, образуя систему взаимопересекающихся сетей. Если мы попытаемся рассмотреть любое современное государственное образование (в качестве подсистемы) то отчетливо выявим последовательность накладывания горизонтальных "сетей": на нижнем уровне обнаруживается репродуктивно-социальное объединение, половое, возрастное, затем следует этническое, расовое, духовно-религиозное, культурно-историческое, поселенческое, профессионально-стратовое, хозяйственное, правовое, политическое, государственное, геополитическое. "Сети" не тождественны между собой, а на определенных этапах исторического развития они могут совпадать, расширяться, менять приоритетность и т.д. В заключение хотелось бы отметить, что подход к АС с точки закона функциональной асимметрии открывает интересную возможность для анализа и прогнозирования социальных, психологических, половозрастных, этнических, культурных, исторических (политических) проблем и процессов.

  1. 34. Ершова Г.Г. Восприятие пространства и времени.// Системные исследования взаимосвязи древних культур Сибири и Северной Америки. Вып. 3., Спб., 1996
  2. Тейяр де Шарден П. Феномен человека. М.,1987, с.175.
  3. Sperry R.W. Cerebral dominance in perception //Early experience and visual infprmation processing in perceptual and reading disorders. Washington: Nat.Acad.Sci.,1970.
  4. Доброхотова Т.А., Брагина Н.Н. Проблема функциональной асимметрии мозга. // Вопросы философии. 1977. №2.
  5. Геодакян В.А. Асинхронная асимметрия (половая и латеральная дифференциация - следствие асинхронной эволюции). // Журнал высшей нервной деятельности, 1993, том. 43, вып.3.
  6. Аршавский В.В. Межполушарная асимметрия в системе поисковой активности. К проблеме адаптации человека в приполярных районах северо-востока СССР. Владивосток, 1988. Аршавский В.В.. Популяционные механизмы формирования полиморфизма межполушарной асимметрии мозга человека. // Мир психологии. 1999, №1.
  7. За это открытие С.Альтману и Т.Чеку в 1989 г была присуждена Нобелевская премия.
  8. Кнорозов Ю.В. К вопросу о классификации сигнализации. /В сбор. Основные проблемы африканистики. М., 1973.